Дипломы вузов-клонов в ОРДЛО: какое будущее ждет студента?

Тип статьи:
Авторская

Вмешательство страны-агрессора в мирную жизнь Украины изменило привычный уклад всех без исключения категорий населения страны. Перед выбором оказались абитуриенты и студенты Донбасса: переехать вместе со своими учреждениями в Украину или оставить свой потенциал в «гордо развивающихся учебных заведениях республик». Опыт 2015 и 2016 годов показал, что правильное решение было за первым вариантом, но выбор сделан. Что же теперь остается выпускникам так называемых вузов непризнанных республик с их неподтверждаемыми дипломами и как складывается учебный процесс в вузах-переселенцах? Попробуем разобраться.

За период временной оккупации из зоны АТО и Крыма в Украину переехали 28 учебных заведений, среди которых 18 вузов, количество студентов перемещенных вузов составляет более 40 тысяч человек, а учебный процесс обеспечивают 3,4 тысячи научно-педагогических работников. Эти данные были опубликованы во время пресс-конференции, посвященной результатам первого заседания Совета ректоров перемещенных из Донбасса и Крыма высших учебных заведений.

Но не все студенты приняли решение покинуть стены родных вузов и продолжили обучение под протекцией самопровозглашенных «ЛНР-ДНР». «Государственная политика» «ЛНР-ДНР» нацелена на то, чтобы молодое поколение училось на территории «гордого развивающегося государства», в этом направлении проводится активная работа с учениками выпускных классов и их родителями. «Министры образования» фейковых республик обещали своим выпускникам двойные дипломы: один – республиканский, другой – РФ. После заявления Министра образования и науки РФ Дмитрия Ливанова о том, что Россия не признает дипломы о высшем образовании, выданные в Донецкой и Луганской «народных республиках», руководство оккупационного образования стало искать новые пути привлечения учащейся молодежи. Был задекларирован механизм получения российского диплома, согласно которому выпускники вузов «ДНР» и «ЛНР» экстерном сдают экзамены и защищают дипломную работу в российских университетах, в соответствии с договором о сотрудничестве. На деле – ни один из предложенных механизмов не работает. Вузы – клоны, которые остались на временно оккупированных территориях, МОН Украины лишило лицензий на осуществление образовательной деятельности с 17 ноября 2015 года. В Министерстве образования и науки Украины неоднократно заявляли о том, что дипломы вузов, которые находятся на оккупированных территориях и выдаются с печатями «ДНР» и «ЛНР», на территории Украины не признаются, и признаваться не будут.

Кроме того, Министр образования и науки Украины Лилия Гриневич заявила, что те студенты, которые раньше не перевелись в вузы, переехавшие из оккупированного Донбасса на подконтрольную украинской власти территорию, не имеют права восстанавливаться или поступать на более поздние курсы университетов Украины.

«Если у них диплом несуществующих и непризнанных республик, то очевидно, что его никто не должен признавать, потому что таких межправительственных соглашений нет. Поэтому все, что можно посоветовать, это вступать в высшие заведения Украины и соответственно получать украинский диплом», — сказала она корреспондентам «ОстроВа». Более того, совершенно естественно, что потеряв большую часть высокопрофессионального преподавательского состава, качество образования в вузах- клонах подвержено большому сомнению. Абсурдность ситуации и безответственность так называемых министров образования «гордо развивающихся республик» очевидна, но за ней стоит финансовая катастрофа многих семей, которые вкладывая, подчас, последние заработанные средства в образование своих детей остались и без денег, и без дипломов. Вот только некоторые истории, вовлеченных в авантюру с высшим образованием «ЛНР-ДНР» очевидцев.

Олег, 23 года, бывший студент Восточноукраинского национального университета им. Владимира Даля. «Я был вынужден жить у себя дома в Луганске — у меня не было возможности переехать на подконтрольную территорию по семейным обстоятельствам. Учился я в своем университете. Отучившись четыре года, получил диплом бакалавра (Украинский), пятый год обучения пришелся на время проведения антитеррористической операции, соответственно, диплом магистра я получил уже в «ЛНР». Пошел устраиваться на работу – на собеседовании мой диплом на смех подняли в Луганске же! К слову, о работе – рынка труда в «ЛНР» нет, альтернатива – или народная милиция, или подсобный рабочий. Ни одно, ни другое меня не устраивает.

Татьяна, 22 года, студентка Донецкого национального университета экономики и торговли им. Туган-Барановского. «Я осталась в Донецке. Летом 2016 года получила диплом бакалавра. Не перевелась в Кривой Рог потому, что нет финансовой возможности. Мои родители – работники промышленного предприятия, имеющие низкую зарплату. Чтобы учиться на выезде – надо финансировать учебный процесс (я имею в виду приобретать учебники, делать ксерокопии методичек и других материалов), снимать квартиру, покупать продукты. Мы решили, что это для нашей семьи будет финансово непреодолимо. У меня еще растет младший брат. В Донецке, еще до начала конфликта я училась на бюджете, получала стипендию, домой ездила не часто. Кроме того, чуть-чуть подрабатывала. В общем, обеспечивала себя сама. Мне там всегда очень нравилось. Я активно занималась общественной жизнью, была старостой группы, участвовала в фестивалях. Сейчас я прохожу обучение дистанционно, живу дома, работаю. Сначала нам обещали, что наряду с «дипломом ДНР» выдадут диплом РФ. По факту, я имею диплом бакалавра «ДНР». Мне говорили, что можно будет подтвердить квалификацию в Ростовском университете, но это дорого – я пока еще не заработала. Пока учусь, дальше – жизнь покажет».

Ирина, 42 года, мама выпускницы Луганского национального университета им. Шевченко. «Моя дочь получила в этом году диплом магистра университета, выданного в «ЛНР». Училась на факультете иностранных языков на коммерческой основе. Первые два курса – головы не поднимала, приходилось много учиться. Получила хорошие знания, даже брала репетиторство летом. Когда основной состав преподавателей переехал, разница стала заметна сразу – как говорит дочка, «Прогресс остановился». Мы, включая бабушек и дедушек, огромные деньги вкладывали в образование: в школе – репетиторы, в институте – платное обучение. И что теперь… Говорили, что в России можно будет устроиться на работу, а на деле – даже в школу в нашем городе не берут».

Замкнутый круг. Конечно, сейчас можно говорить, что надо было думать родителям и студентам, когда принимали решение об окончании университета. Но факт остается фактом – средства потрачены, дипломы получены.

Анализируя истории моих собеседников, понимаю, что молодежь – это потенциал будущих лидеров, будущее нашего государства, и оно – государство, должно их защищать и создавать благоприятные условия для их дальнейшего развития. То есть оказывать финансовую поддержку, которой будет хватать на обучение, проживание, питание и досуг. А качественное образование дают преподаватели, которые обеспечивают учебный процесс. Они должны заниматься наукой, а не думать о том, как выжить, в принципе. Сегодня как студенты, так и преподаватели эвакуированных вузов находятся в бедственном положении. Они прикладывают немалые усилия, принимая участие в международных проектах, получают грантовую помощь от ПРООН, USAID. Но на государственную поддержку вряд ли стоит рассчитывать.

Что же на деле. Коллектив переехавшего из Донецка в Винницу Донецкого национального университета имени Стуса, написал открытое письмо президенту Петру Порошенко, — сообщает Страна UA. В нем, в частности, говорится: «По состоянию на 28.10.2016 года мы платим 696,1 тыс грн ежемесячно за аренду учебных корпусов, нет общежитий, а профессорско-преподавательский состав, сотрудники и студенты снимают жилье за свой счет», — говорится в письме. Хотя, как подчеркивается в обращении, в феврале 2015 года глава государства пообещал вузу личное содействие по созданию условий для нормальной работы университета в Виннице. «Донецкий национальный университет имени Василя Стуса за эти два года пребывания в Виннице подтвердил свой статус, получил доверие общества и международных партнеров. Работая на грани своих внутренних ресурсов, коллектив требует вашего вмешательства в текущее положение дел. Будем признательны за ваш личный визит к нам или встречу с представителями университета», — заявляет коллектив университета в обращении.

По логике, с переездом вузов должны перевезти материально-техническую базу, библиотечный фонд, лабораторное оборудование. Но эти 18 университетов бежали из оккупации, что называется, с тем, что в сумку поместилось.

«Мы, когда переезжали, считали, что совершаем большой поступок, помогаем нашей стране. Сегодня у нас много преподавателей работают на 0,5 ставки, одновременно снимают квартиры, переселенческие перестали платить… Преподаватель живет и думает, куда мне деваться?», — говорит один из преподавателей Восточноукраинского национального университета им. Даля, переехавшего в Северодонецк.

«У нас около 350 человек преподавателей без жилья. Зарплата — 3000 гривен в самом лучшем случае. Я понимаю — у нас в государстве много проблем. Но эти люди бросили все, что у них было — и поехали. К ним должно быть немного другое отношение», — считает ректор ВНУ им. Даля Ольга Поркуян.

«У нас читается 1200 дисциплин, ставок — 77. Из них 30 процентов — это ассистенты. Получается, на каждого лектора около 30 дисциплин», — констатирует Сергей Семирягин, проректор Донбасского государственного технического университета, переехавшего из Алчевска в Лисичанск.

«У нас 60 млн грн был бюджет, когда мы жили там. Сейчас, когда мы переехали сюда, бюджет — вместе со всей коммуналкой, с зарплатой — 19 миллионов. Сравните 60 миллионов при курсе доллара 8 грн и 19 миллионов при курсе 23 грн за доллар», — говорит проректор ДонГТУ, — сообщает РИА Новости Украина.

Как обстоят дела в Луганском национальном университете им. Т.Г. Шевченко, я попросила рассказать проректора по научно-педагогической работе Дмитрия Викторовича Ужченко.

— Переехали в Старобельск, условно говоря, налегке. Расположились в помещениях своих филиалов. Вся материально-техническая база осталась в Луганске. Но нам оказывают помощь в вопросах, касающихся обеспечения литературой и учебными материалами другие университеты. Безусловно, существуют трудности как технические, так и бытовые. При этом, из всех этих проблем мы стараемся извлечь рациональное зерно. Например, программистами нашего ВУЗа была разработана уникальная программа электронного университета, с помощью которой преподаватели могут читать лекции, а студенты их слушать в удобном месте, используя любое, поддерживающее эту программу, электронное устройство, даже смартфон. Сейчас программа запущена в тестовом режиме, но, надеемся, что до конца года она заработает в полном объеме. У нас, как и раньше, существует всего две формы обучения: дневная и заочная. Мы используем все технические возможности, чтобы давать качественные знания. В 2016 году, благодаря заработанной годами положительной репутации вуза, мы набрали более 3 тысяч абитуриентов. В настоящее время в университете учится 5,5 тысяч студентов. Стационарно посещают занятия в среднем 500-700 человек. Студенты чередуются, обучаясь по 10-14 дней. В течение учебного процесса, пусть даже прерываемого, студенты слушают лекции и выполняют практические задания. К сожалению, у нас нет возможности принять и разместить всех наших студентов, помимо прочего, на базе университета функционируют еще два колледжа. Как я уже сказал, сталкиваясь с трудностями, мы используем их как толчок для развития и, вернувшись снова в Луганск, по окончании военного конфликта, не откажемся от наших инноваций, наработанных в Старобельске, — подытожил Дмитрий Викторович.

Трудное время досталось нашим вузам. Но, при этом, необходимо осознавать настоящее течение жизни, принимая решение о будущем. Что бы не говорили о качестве высшего образования в Украине, специалисты вузов, имеющие государственные дипломы, сегодня успешно работают в нашей стране и, свободно пройдя процедуру нострификации, не менее успешны за рубежом. В открытом доступе размещена подробная «Дорожная карта» абитуриента для тех, кто хочет получить образование в Украине. Многие семьи, принимая решение об образовании своего чада, взвешивают все достоинства и недостатки учебы украинского студента. Но принять надо правильное решение. Сложно предугадать, что будет завтра, оценивая реалии сегодняшнего дня, может быть в ближайшее время уже и студенческой молодежи в непризнанных республиках не останется, тогда вопрос будет автоматически снят с повестки дня.

Ольга Билецька

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...